О морали. У каждого своя?

Что такое мораль?

Попытаемся определить “интуитивное” представление о морали:

Мораль — это система представлений о допустимом и недопустимом нравственном поведении в обществе.

На первый взгляд, в данном утверждении присутствует рекурсия — ссылка на само себя, в виде упоминания нравственного поведения.

Но если описать нравственность, как:

Внутренние порывы к совершению (или не совершению) некоторого действия, или — нравы (дословно – то, что “нравится”)

То:

Мораль — это система представлений о благих1 и не-благих нравах, или внутренних представлений человека, о совершаемых (или не совершаемых) им действиях.

Так, нарушающего мораль осуждают не за сам факт нарушения, а за его нрав, приведший к этому нарушению.
За сам факт [нарушения] его осуждает [юридический] закон.

Приведем такой пример:
Совершено 2 одинаковых преступления: мужчина на автомобиле протаранил многолюдную автобусную остановку, что стало причиной многих жертв.

Но один из водителей сделал это из желания причинить страдания, другой — из-за того, что потерял управление.

Оба из них совершили преступление и подвергнутся уголовному наказанию, но, можно предположить, что к первому будет применяться так же и моральное осуждение, а ко второму, возможно, сострадание — любой мог оказаться на его месте.

Что такое благо?

Мы можем определить благо, как приносящее пользу, как нечто, приближающее нас к цели.

Но представление о цели, а как следствие и о благе, зависит от той системы координат, в которой мыслит себя субъект.

Так, мы можем обобщить 2 вида этих систем:

  • Антропоцентризм — когда человек видит себя в центре координат (“Человек есть мера всех вещей”).
  • Не-Антропоцентризм (Теоцентризм, Космоцентризм) — когда человек есть не точка отсчета, а координата.

Антропоцентризм постепенно сужает субъекта формирования цели от человечества как вида, затем к этносу, к группе (семье), и в конце — к самому человеку (индивиду).

На разных этапах могут быть разные цели, разные представления о благе.

Так для человечества, благо — забота об окружающей среде, как возможность комфортного существования; для этноса — самосохранение через передачу знаний о выживании (традиции и культуры); для семьи — продолжение рода и собственная безопасность; для человека же — самореализация, т.е. реализация ответа на вопрос “кто он такой?”.

В момент, когда от его самореализации не зависит реализация вышестоящих форм коллективной идентичности (семья имеет достаток, этнос существует помимо него, человечество движется к “прогрессу”), то единственное, что ему остается — создавать собственные цели: “если у человека нет проблем, он начинает их придумывать”.

Каждый из отдельных людей, имея различные цели, имеет различные представления о благе, и следовательно — разные представления о морали.

У каждого своя мораль?

Данное утверждение в полной мере стало возможным при наступлении глобального мира, когда ушло [контрастное] разделение на своих и чужих; на представителей цивилизации и варваров.

Люди наблюдают за тем, что есть уже сложившиеся традиции, в корне противоречащие привычным для них моральным системам. Например – узнают о жертвоприношениях и рабстве, как устоявшейся части чужой культуры. (Хотя и это отличие цивилизаций иллюзорно — и жертвоприношения и рабство существуют и в современном обществе2).

И наблюдая это разнообразие традиций, люди рассматривают моральные системы как нечто, сформировавшееся из-за географических, исторических и других факторов, т.е. иными словами — сформировавшееся случайно3, в результате общественного договора, как следствие незнания объективных процессов природы.

Видя “заблуждения” чужих культур, неизбежно закрадывается мысль и о собственных — если наши представления о морали во многом зависят от случайных факторов, если мы сами их придумали, то они — не помогают нам, а наоборот – отвлекают нас от достижения поставленных нами целей (Антропоцентризм достигает стадии индивидуализма). В таком случае, пусть каждый человек выбирает моральные ценности, исходя из своих целей; в конце концов, он может придерживаться любых мнений, до тех пор, пока не нарушает юридический закон.

Но то, что должно было стать возможностью обогащения выбора морали (между различными ее представлениями) — стало ее отрицанием. Если всякая мораль относительна (и случайна), то зачем сознательно выбирать заблуждение?

Мораль становится некоторой формой взаимовыгодного общественного договора: толерантности к нравам других людей. Ведь если моральные ценности других людей – случайны; также, как и ваши; то нельзя ставить чьи-то представления о морали выше других, они равноценны, потому как одинаково случайны.

Но в этом правиле толерантности есть внутреннее противоречие: если любые оценочные суждения — есть следствие случайных факторов, то осуждение сравнения различных моральных систем — также относительно и случайно.

В таком случае, мы неизбежно приходим к опустошению, следуя утверждению “у каждого своя мораль”, потому как если мораль, как свойство — всеобъемлюща и есть у всех в равной степени, просто в разных формах (например у вора — своя мораль, у тирана — своя и т.д.), то не существует не-морали. Но если не существует не-морали, то как мы вообще определяем мораль? Если все есть мораль, то ее нет. Также как нет необходимости (и возможности) ее определить.

Остается только юридический закон и субъективные представления людей, в разной мере ограничивающие их от их целей. Соответственно осознав эти ограничения, общество вступит в этап пассивного нигилизма, что может в моменте перерасти в нигилизм активный — при отсутствии угрозы наказания извне.4

Объективная мораль

До этого мы рассматривали мораль, как нечто, сформировавшееся на уровне общественного договора, т.е. как сумму субъективных представлений.

Это — следствие доминирования в обществе физикалистского5 и/или материалистичного6 представления о мире. Но то, благодаря чему, у нас есть само понятие морали — идеализм7.
Каждая из позиций аксиоматична, как необходимый шаг во избежание солипсизма.

Если посмотреть на мораль с точки зрения объективного идеализма, то можно придти к выводу, что:

Мораль — это [мета]физический закон (гармоничного) существования/выживания группы людей.

Так, если мы согласимся, что законы природы существуют объективно, не зависимо от восприятия людей (например, гравитация), то мораль — есть закон сохранения группы людей в ограниченном пространстве и во времени, но закон не физический, поскольку распространяется на работу сознания, которое в свою очередь имеет метафизическое основание (в рамках выбранной парадигмы представления о мире).

Какие-то группы приближаются к этому закону и, вследствие чего выживают (цивилизации, что сохранились), какие-то — отдаляются от него, вследствие чего прекращают свое существование.

Можно контр-аргументировать это тем, что выживание и самосохранение не являются целью, разделяемой абсолютно всеми людьми, но в данном случае речь идет о сверх-задаче, которая встает не перед отдельным человеком, а перед группой, как субъектом.
Так например, зеркальные нейроны начинают работать при появлении «другого», и два человека становятся чем-то большим, чем суммой каждого из них в отдельности.

Моральный закон включает в себя возможность выбора8 — возможность проявления сознанием случайности и как следствие, свободы. Это — причина его «метафизичности», и как следствие — сложности/невозможности познания. В противном случае, при его познании, человечество перестало бы быть самим собой: утратив возможность выбора, стало бы механизомом, не способным на совершение ошибки; тогда как именно ошибка является единственной возможностью жизни — адаптации через мутацию.

Идеализм так или иначе приводит человека к не-антропоцентричному мировоззрению, а от того, мораль становится необходимым условием не только гармоничного общества, но и гармонии природы. Так, предметом моральных поступков становятся не только люди, но так же животные и природа. Они становятся таковыми не по причине получения человеком выгоды (как в антропоцентричном мировоззрении), а по причине признания наличия у всего живого различных форм сознания9.

Таким образом, в не-антропоцентричном представлении присутствует субъектность природы, что делает ее полноценным участником формирования представлений о благом и не-благом; тогда как в антропоцентричном – она утрачивается.10

Можно посмотреть на утверждение “у каждого своя мораль” по аналогии определения “зла” как “умаления добра”. То есть, существует некоторая идеальная мораль, к которой в разной степени приближены и отдалены разные люди, подобно тому, как в гонке у каждого из участников – свое место.

В таком случае, и у тирана и у врача — своя мораль, но речь идет об “уровне” или “степени” морали каждого из них, где врач — приближен к идеалу морали, а тиран — удален от него.


Ключевые слова:


Примечания:

  1. Понятие блага тут занимает центральное место, и является причиной появления мнения о том, что “у каждого своя мораль”. 

  2. Тема отдельной статьи. 

  3. Здесь и до конца главы «У каждого своя мораль?», случайность понимается как шум, а не явление; т.е. как нечто, что детерминировано, но не независимо от физических законов. 

  4. Фрагменты из произведения «Братья Карамазовы» Ф.М. Достоевского, хорошо демонстрирующие это настроение. 

  5. Физикализм — крайне материалистический подход, согласно которому сознание как самостоятельная субстанция не существует. 

  6. Материализм — сознание представляет особое проявление материи. 

  7. [Объективный] идеализм — признает наличие и сознания, и материи, однако сознанию отводится первичная роль. 

  8. Речь идет о наличии свободы воли. Тема отдельной статьи. 

  9. Существуют разные представления о происхождении сознания: как присущего космосу, как присущего всему живому, и как присущего только человеку. 

  10. Тема отдельной статьи. 


Рекомендации:

#заметки

#поэтика

#источники

#ключевые слова


Опубликовано: 20/02/2021